Безъядерная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Безъядерная зона » Интервью » Итак, все виды публикаций!


Итак, все виды публикаций!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

...

0

2

http://www.bashlachev.spb.ru/archive/pubs/about/Vremia%20kolokolchikov.%20Concert/p1.png

0

3

Каждую песню нужно прожить...
 

Cложно рассуждать о такой фигуре, как Башлачев.
я меняюсь - соответственно меняется мое восприятие этого человека,
его творчества.

Если говорить о каких-то более-менее постоянных вещах,
то это прежде всего мысль, которая преследует меня с момента
знакомства с песнями Башлачева и по сей день: он был свободен в
творчестве.  На первый взгляд это утверждение выглядит буднично,
даже банально (невольно требует альтернативы: а кто это у нас тут
несвободный, а?), но на поверку оказывается, что по-настоящему
свободных художников, забывших "дорогу назад" и плотно
закрепившихся на опасной, но для них неизбежной тропинке между
Богом и бесом (а, допустим, не между столом и издателем/редактором
и/или публикой), можно по пальцам пересчитать. Приоритеты сдвигаются.

А. Житинский в свое время вздохнул:
Башлачев не успел стать "поэтом Александром Башлачевым".
Так вот, для меня еще вопрос (причем весьма спорный),
согласился бы Башлачев тащить груз официального признания
со всеми вытекающими из этого последствиями?
Мне кажется, вряд ли, потому что плясать под чью-то дудку,
восторженную ли, бичующую ли, тем паче хозяйскую
(а коллектив всегда диктует единице, урезает ее свободу)
он бы не смог. У Башлачева в песнях очень часто встречаются понятия
"воля" и "любовь".

Поэзия Башлачева мне нравится не в плане доставленного удовлетворения,
а по неизбежности - "куда же я без нее"?
Мне безумно интересно вслушиваться или вчитываться в его тексты,
ибо Башлачев, на мой взгляд, использует слово не как сочетание
звуков или набор значений (точнее, набор условных земных значений),
а как элемент единого божественного Голоса.
(я понимаю, что в контексте сегодняшнего дня эти мысли
воспринимаются как бред больной собаки, но тем не менее:
русская азбука обладает таким же мощным духовным потенциалом,
как, к примеру, китайские иероглифы. Говоря по-гребенщиковски,
Серебро Господа - выше звезд, выше слов, вровень с нашей тоской).

я полностью согласна с Наумовым, который назвал Башлачева
"изощренным гигантским художником". Эти параметры я понимаю
как достижение некой вершины поэтического мастерства,
до которой удается дойти единицам, имеющим вдобавок мистический опыт.
Допустим, никто не будет утверждать - хоть сегодня
мне трудно за что-либо поручиться, что "Имя Имен" - это набор слов,
не подкрепленных связующей идеей. Однако мало кто может это
стихотворение до конца понять, объяснить все его нюансы,
грубо говоря, на ином языке, нежели которым мы пользуемся
в "спешной повседневности", - не строго линейном,
а ворошащем огромные исторические пласты, нам, возможно,
в момент восприятия недоступные.

Для меня существуют два Башлачева - поэт (в стихах, в песнях)
и философ (в малочисленных интервью). Многие считают,
что он основал русский рок-н-ролл.
я не совсем понимаю этот термин, потому что рок-н-ролл,
мне кажется, это стихия. Имеет ли она национальный оттенок?
Сомневаюсь. Похоже, это просто иллюзия нашего сознания.
Башлачев - мастер от Бога, ему многие условности удалось преодолеть.
Единственное, что на него как на поэта оказывало прямое влияние, -
это образ жизни. Его цена: каждую песню надо оправдывать жизнью,
каждую песню надо обязательно прожить.
Он родился в России, варился в русскоязычной среде,
проживал завязанную на отечественных реалиях жизнь,
отсюда "русскость" песен. Рок-н-ролл ли все это? Не знаю.

Как философ Башлачев для меня - создатель кодекса честного
творчества (сказала бы "христианского", да понятие до того извратили,
что на язык нейдет).

Если толковать о личных переживаниях, то сейчас меня напрягает
ажиотаж вокруг имени Башлачева, граничащий с крайним фанатизмом
и непорядочностью. Публикуются мемуары, в которых пропагандируется установка:
Башлачев - не Бог, он был так же мерзок, как и мы. Естественно не Бог,
но, ребята, если он и был низок и распущен
(в чем я все же усомнюсь - обалдую "Ванюшу" не написать),
то он был низок как Башлачев, а уж не как мы с вами.

Некогда в газете я прочитала объявление: дескать,
у кого есть письма Башлачева к такой-то девушке,
пришлите мне ксерокопии, а то помру!!! По радио, говорят,
тоже читали отрывки из его переписки. По ТВ делаются какие-то
абсолютно дикие передачи с кислотной молодежью, литературными критиками,
балаганом из сотен друзей-музыкантов (из киркоровской танц-массовки
откопали, что ли, - по количеству схожи).
Мне это очень странно наблюдать, иногда стыдно,
особенно перед живущими родственниками и вдовой.

После вереницы праздничных дат, то бишь юбилеев не менее
замечательных людей, я держу кулаки за то, чтобы не услышать однажды
"Время колокольчиков" в исполнении Натальи Сенчуковой
или кого-нибудь из той же эстрадно-развлекательной тусовки.
Но даже если это и случится, то я перенесу - хотя бы потому,
что у меня есть "Верка, Надька да Любка",
подаренные мне когда-то Башлачевым, Царство ему Небесное.

© В.Калачева

Отредактировано Принцессска (2007-08-08 19:06:56)

0

4

Семь нот в блокнот; Газета "Речь" г. Череповец

        За окнами тихо кружится снег. День пронзительно
        солнечный и морозный. 17 февраля. Очередная
        годовщина со дня смерти Александра Башлачева.
        Мы разговариваем с Нелли Николаевной, Сашиной
        мамой, о ее недавней поездке в Петербург, на
        Ковалевское кладбище. К Сашиной могиле
        протоптана твердая тропка, у надгробья
        по-прежнему лежат живые цветы, и бисерные
        "фенечки» на березовых тоненьких ветвях
        по-прежнему раскачивает ветер. Значит, не забыли,
        и такая память дороже официальных торжеств...
        Саша когда-то работал в нашей газете. Поэтому
        чуть-чуть, самую малость о журналисте-Башлачеве.
        Сколько раз я пыталась его уговорить поступать
        в технический вуз - ни в какую не захотел! -
        вспоминает Нелли  Николаевна. Сам решил,
        что будет получать только гуманитарное образование. Или
        журналистика, или языки. И к тому, и к другому
        способности были. Сашины школьные сочинения
        всегда были среди лучших, о чем бы он ни писал..
        язык изучал немецкий, но каким-то образом
        переводил тексты и с английского, которого почти
        не знал. После десятого класса за компанию с
        приятелем поехал в Ленинград поступать на
        факультет журналистики. Отлично прошел два тура
        творческого конкурса, а на третий его не
        допустили, потому что у него не было публикаций.
        -Но ведь в свердловский университет он поступил
        без проблем?
        -Да. Когда он вернулся из Ленинграда, стал учиться
        в школе юнкоров при «Коммунисте». Захватил,
        правда, самый конец курса. И печатать его заметки
        стали тогда же... Мне кажется, он просто побоялся
        второй раз поступать в Ленинград. И выбрал
        Свердловск - там по тем временам была очень
        сильная школа.
        ... После окончания университета Саша вернулся в
        родной "Коммунист». И сразу же попал в
        партийный отдел.
        Мучился ужасно, - продолжает свой рассказ
        Нелли Николаевна. Не лежала у него душа к этим
        комсомольским  ударным стройкам и
        молодежным бригадам. Видимо,
        существовало четкое разделение на темы, потому
        что ни шагу в сторону не давали ступить. А Саша
        хотел работать в отделе культуры или в отделе
        писем, которым заведовала тогда Людмила
        Мамченко. У них были отличные отношения, он там и
        практику проходил...
        Наряду с идейно выдержанными статьями Саша начал
        вести свою рубрику на молодежной странице
        «Горизонт». «Семь нот в блокнот» по тем временам
        была очень авангардной рубрикой. Вынести на
        страницы газеты конфликт, сложившийся вокруг
        «Рок-Сентября» (большая, очень умная
        аналитическая статья), по горячим следам
        написать об участниках второго фестиваля
        ленинградского рок-клуба, ратовать за создание
        собственного музыкального центра (естественно,
        слово «рок» было заменено благопристойным и
        привычным «ВИА»). Эти статьи умные, честные и
        по сей день «зацепят» за живое любого знатока
        отечественной рок-музыки. В наше время за право
        публиковать статьи такого журналиста наверняка
        сражались бы ведущие рок-н-ролльные издания...
        ... А тогда, в 1984, Саша двольно быстро ушел из
        «Коммуниста». И «Семь нот в блокнот» исчезли со
        страниц газеты. Впереди у Башлачева была Москва,
        гитара, песни...

Отредактировано Принцессска (2007-08-08 19:10:46)

0

5

Пророк в своем отечестве?" газета "Речь" г.Череповец

        Название этой экспозиции «Пророк в своем
        Отечестве» впервые прозвучало с экранов ЦТ 17
        февраля 1990 года, когда все, кто знал и помнил,
        отмечали вторую годовщину смерти рок-поэта и
        музыканта Александра Башлачева. Ведущий
        «Программы «А» Артем Троицкий сообщил
        телезрителям о создающемся в нашем городе музее
        А. Башлачева и просил всех, кто имеет какие-либо
        материалы в нем сообщить в Череповец Елене
        Веселовой по телефону 77150.
        Теперь небольшое отступление. В нашем городе так
        мало знают об А. Башлачеве, так слабо чтут его
        память, словно он провел здесь не почти всю жизнь,
        а считанные годы. И очень многие все еще
        продолжают считать Башлачева знаменитым
        ленинградским рок-музыкантом, родившимся в
        Череповце, хотя истина в том, что Александр
        сверхталантливый череповецкий рок- музыкант и
        поэт, погибший в Ленинграде. Двадцать четыре года
        из двадцати семи, отпущенных судьбой, Александр
        жил в нашем городе, учился в школе, влюблялся,
        писал стихи, тексты для «Рок-Сентября», работал
        (окончив университет) корреспондентом
        «Коммуниста» и был, по сути, одним из 300 тысяч
        горожан, пока его песни совершенно случайно не
        услышал музыкальный критик, знаток рока Артем
        Троицкий. Через несколько недель концерты в
        Москве и Ленинграде сделали паренька из
        провинции ведущим, но не признанным официально
        рок-певцом страны.
        А в Череповце он вроде бы так и остался одним из 300
        тысяч жителей. Нет пророка в своем отечестве...
        я позвонила по указанному телефону Елене
        Веселовой, заведующей архивом Череповецкого
        музейного объединения, и договорилась о встрече.
        Уже нет сомнений, что в музей Александра
        Башлачева, пусть даже самый маленький, будут
        стекаться "паломники" со всех концов Союза.
        Когда же он, наконец, появится в нашем городе,
        этот музей, какие экспонаты уже собраны, что
        нового поступило после сообщения по ЦТ, какие
        возникают трудности? Эти и другие вопросы я и
        задала Елене Веселовой и Наталье Налитухиной -
        заведующей отделом истории советского общества
        Череповецкого музейного объединения. Именно у
        них концентрируется вся информация, касающаяся я
        самого Александра Башлачева, и того времени (70-е
        - начало 80-х годов), в которое он сформировался
        как самобытный рок-поэт.
        Ответы работников музейного объединеиия, правду
        сказать, огорчили. О каких-то сроках открытия
        музея говорить вообще преждевременно. Да и о
        самом музее речи сейчас не «идет только о
        выставке, которую можно было бы оформить в зале
        основного здания музейного объединения на
        Советском проспекте, 3Оа. Но даже и для выставки
        материалов пока крайне мало. Основу того, что
        удалось собрать, составляют публикации в
        центральных газетах и журналах, местных
        изданиях, самиздатовской прессе, независимых
        рок-журналах («Рокада», «Урлайт»), ксерокопии
        газет из других городов. И, конечно же, статьи,
        написанные корреспондентом Александром
        Башлачевым для городской газеты.
        Материалы собирались буквально по крупицам. В
        киосках, скупающих старые журналы, Е. Веселова и
        Н. Налитухина оставляли списки необходимых
        изданий и постоянно наведывались: но появилось
        ли что-нибудь? Обратились в «Вологодский
        комсомолец» - оттуда стали поступать публикации
        стихотворений. Городской рок-клуб передал музею
        плакаты-портреты, ксерокопии некоторых изданий и
        другие материалы. Помогли и библиотекари, в
        частности Н. Тарыничева из филиала № 1 ЦБ.
        Что еще есть для экспозиции? Одна книга («Молодая
        поэзия89», издательство «Советская Россия» - в
        ней два стихотворения Башлачева). Одна пластинка
        («Время колокольчиков» - зато в восьми
        экземплярах).
        Одна магнитофонная лента с записью концерта
        (импортные кассеты недешевы, да и дефицитны, и
        приобрести их через музей непросто).
        Есть негативы переснятых фотографий, которые еще
        предстоят отпечатать.
        Но, пожалуй, самое бесценное на сегодняшний день
        это воспоминания родных, друзей, знакомых,
        сослуживцев. Ведь так важно Елене Веселовой и
        Наталье Налитухиной попытаться понять душу рок-
        музыканта, узнать как можно больше о его жизни,
        характере, пристрастиях  Взглянуть на поэта
        «глазами современников» и уже через их
        восприятие, через то, что окружало поэта, чем жили
        его сверстники, создать узнаваемый образ
        времени. Времени, в которое он жил и писал. Вот
        только как, какими художественными средствами
        воссоздать в экспозиции этот образ времени - над
        этим еще придется поломать голову создателям
        выставки «Пророк в своем Отечестве».
        Такая выставка не может, не имеет права быть
        ординарной - убеждены работники музея.
        Необходим какой-то особый дизайн, проект
        оформления, необычное художественное решение
        (как важно, чтобы художники прониклись духом
        творчества А. Башлачева!). Нужны идеи,
        оборудование и, в конце концов, деньги. У самого
        музейного объединения недостает средств для
        такой экспозиции. По самым скромным подсчетам,
        для выставки потребуется 5Ч6 тысяч рублей. А то
        больше. Необходимы спонсоры.
        Обращались Е. Веселова и Н. Налитухина в горком
        комсомола за помощью. Первый секретарь
        переправил их ко второму, второй - в молодежный
        центр. На этом пока остановились, надо перевести
        дыхание.
        После выхода в эфир февральской «Программы «А»
        звонки к Лене Веселовой, конечно, были. Стали
        приходить и публикации из региональной прессы.
        Марина Коротаева из Москвы подарила семь
        экземпляров пластинки «Время колокольчиков».
        Женя Барановская, тоже из столицы, прислала
        журнал "Рокада". Откликнулся молодежный центр
        "Федерация" из Горького, послав музею
        "Нижегородские рок-н-рольные ведомости",
        плакаты, портреты. Поступили афиши и буклеты с
        последнего концерта и некоторые другие
        материалы.
        Но... я слушаю я думаю: все, что удалось собрать
        почти за два года,  это капля из моря сведений о
        человеке, который 24 года ходил по нашим улицам,
        дышал нашим воздухом, втискивался рядом с нами в
        переполненный транспорт.
        Не десятки, сотни людей знали Башлачева.
        Остались, не могли не остаться, какие-то школьные
        тетради, университетские сочинения и конспекты,
        письма, странички в дневниках влюбленных
        девочек, фотографии, автографы текстов песен,
        любимые книги, памятные предметы, записки в
        альбомах, служебные «заявления», да мало ли что...
        Любой автограф, любой клочок бумаги, любое
        воспоминание бесценно для музея.
        Нет времени на мемуары? Но можно просто прийти и
        рассказать, что помнишь. Жаль расставаться с
        письмом, фотографией, автографом? Но Елена
        Веселова совершенно официально заверяла, что у
        музея есть возможность сделать очень
        качественные ксерокопии документов, писем,
        записок, фотографий, рукописей и сделать это
        быстро, за один-два дня, максимум - неделю. После
        чего в целости и сохранности вернуть все
        владельцу.
        Видимо, череповчане просто не знают об этом, не
        знают, как нужны, как важны для музейных
        работников, для истории, их, казалось бы, скромные
        свидетельства и документы. Не задумываются, что
        есть люди, их тысячи, для которых Череповец
        известен только как родина Александра Башлачеяа.
        И с этим необходимо считаться.
        Так, может быть, все-таки, будет «Пророк» своем
        Отечестве»?
       

В. Колосовская.

0

6

История одной записи (вспоминая А. Башлачева)газета "Речь"

        Наш корреспондент встретился с одним из близких
        друзей Александра Башлачева - Сергеем Смирновым
        и попросил поделиться воспоминаниями о первой
        магнитной записи Сашиных песен.
        Рассказывает С. Смирнов:
        -Есть в городе Череповце улица, которая
        заканчивается на кольце. Дом голубой. Средний
        подъезд. Третий этаж. Балкон. я с моим другом
        Андреем Хариным иду слушать Сашу Башлачева.
        Потому что Андрей пришел и сказал:
        -Знаешь, есть такой парень в Череповце, который
        хочет, чтобы его кто-то послушал.
        Поднимаемся. Открывает дверь Саша. Комната почти
        пустая. Два низких кресла, какой-то диван.
        Обстановка нейтральная. Тусклый свет лампы,
        которая стоит на полу в углу.
        Саша сказал:
        -Знаешь, я написал песни... Ты просто их
        послушай...
        Это была песня «Время колокочьчиков». Она
        звенела... и текла речь. я сидел и просто
        обалдевал. В чем-то здесь была аналогия с
        Гумилевым.
        Песня закончилась. Потом были другие.,
        -Сергей, а почему Саша обратился именно к тебе?
        -Может быть, потому, что он знал, что я учился в
        пединституте, на филологическом факультете. И
        что увлекался стихами.
        -Какой это был год?
        -Я могу сказать определенно. Это был 1983 год. Это
        было время, когда мы не ощущали ни оттепели, ни
        того, что сейчас происходит. Здорово, что Сашку
        можно сейчас так просто послушать. А тогда у меня
        возникла идея. я сказал: «Саша, это должно как-то
        остаться. Давай запишемся». На что он мне ответил:
        «Ну, конечно, запишемся, ведь главное, чтоб люди слушали».
        Потом уже я постарался собрать друзей, для того
        чтобы просто послушать песни. Саша готовился к
        этому. Это была первая запись. И были песни
        «Палата № б», «Черные дыры», «Прямая дорога»,
        «Трагикомический роман»... Это было как-то
        непривычно и очень напряженно для всех, но всех
        занимало. Многие смеялись. В то время от поэзии
        мало кто плакал. Это было позже... Когда был
        «Грибоедовский вальс» в «Огоньке»...
        Это был ритм. Это был какой-то азарт. Многие
        говорили: «Саша, не спеши». Но он куда-то спешил.
        Было «Время колокольчиков», а после, как
        остановка, песня «Осень»,..
        я хорошо очень помню, как первый раз услышал
        песню «Подвиг разведчика». я зашел утром. Он
        только встал с постели. Оя встретил меня и сказал:
        «Ты знаешь, я написал песню...» И спел. Он пел ее с
        листа. Лист был недописанный...
        У Саши был очень оригинальный способ письма. Он
        начинает с одной строки. Потом пишет вторую,
        третью, четвертую... Это все на разных листах
        тетрадных. Здесь он пел с листа, и я не успел ему
        перевернуть. И есть заминка в песне... Это был
        такой темп. Мы все время говорили: "Саша,
        помедленнее..." Шла музыка. И потом были "Минута
        молчания" и "Час прилива"... Они просто
        потрясали, они отделялись от других и остались
        отдельно. Потом я убедился, когда собрали
        последние его вещи, что эти песни никому ранее не
        показывались, я всегда завидую тем людям, которые слушают
        первый раз то, что слушаешь очень много раз.
        Мы сейчас остановились только на одной пленке, а
        этих пленок был целый поток...

        Разговаривал В. МИРОНОВ.

0

7

Про квартирник "Алисы" и Башлачёва.
http://www.zaderyi-nate.narod.ru/0012d.jpg

http://www.zaderyi-nate.narod.ru/0016d.jpg

0

8

История по Башлачеву
Илья Смирнов

Дата публикации:  20 Июня 2001

Перегудом, перебором
Да я за разговорами не разберусь, где Русь, где грусть.
Нас забудут, да не скоро.
А когда забудут, я опять вернусь. 1

...Нужно туже вязать нить времени, ту, которая связывает каждого из нас со всеми и со своим временем. 2

Александр Башлачев.

Наверное, пришло время понять... нет, не понять: вопросов все равно будет больше, чем ответов, но хотя бы приблизиться к пониманию тех уроков истории, которые он нам давал, и того, какую роль сыграл в судьбе России один из лучших ее поэтов, человек с парадоксальной и трагической судьбой. Он начал свою подпольную "карьеру" в 83-м; погиб в начале 88-го; собрание сочинений - шесть с половиной десятков "единиц хранения" (далеко не равноценных). Вроде бы до исторической личности не дослужился. Но я полагаю, что Башлачев имеет куда больше прав на это почетное звание, чем многие герои последней русской революции, которых мои коллеги без колебаний включат в школьные учебники.

Сегодня, когда миновала эпоха и целая социально-экономическая формация, лучше различимо то, что видится на расстоянии. Кроме того, у этой статьи есть и частный мотив. Незадолго до Сашиного дня рождения в РЖ появилось о нем нечто, чему я затрудняюсь подобрать жанровое определение, да и спорить тоже, вроде бы, не с кем и не о чем, потому что бессвязный поток оскорбительных глупостей вообще никак не аргументирован. 3 На мой взгляд, теперь самый правильный выход (и для журнала, и для меня лично) - опубликовать о Башлачеве нормальную статью.

Чтобы читателям было, из чего выбирать.

"Искра электричества"

Как вообще занесло в рок-культуру человека, совершенно чуждого ей по всем внешним признакам: по "слэнгу", "фенечкам", "запилам" на электрогитаре и прочему, что со стороны кажется главным?

Понятно, как туда попали Гребенщиков и Майк Науменко. Они, хоть и интеллигенты с хорошим образованием, но класса с третьего почувствовали, что Ливерпуль - их историческая родина, и на танцах играли примерно с тех лет, когда молодых людей только начинают пускать на танцы.

Но Башлачев выступал с обычной акустической гитарой - за исключением, кажется, единственного в его биографии трехминутного эпизода в 1986 году, когда на биофаке МГУ он попробовал помузицировать в составе импровизированного трио (+ Костя Кинчев и Слава Задерий). Ничего хорошего из этого не вышло.

По логике вещей, выпускнику журфака, владеющему словом как Тор молотом, в первой половине 80-х сам Бог велел определяться где-нибудь в Союзе Писателей. Обзаводиться нужными знакомствами, выяснять, "кто стоит, за чьей спиной...", организовывать себе публикации. Сначала в журналах. Потом, годам к 30-ти - поэтические сборники. Кстати, при Брежневе для успешной литературной карьеры уже не обязательно было воспевать Коммунистическую партию.

"Налегке
мы резво плавали в ночном горшке.
И каждый думал о червячке
На персональном золотом крючке..." 4

Литературная карьера могла быть и совсем неофициальной. В кружках и салонах (с выходом "за бугор") складывали умные слова, как при дворе Снежной Королевы - льдинки. Мы - метаметафористы. А мы - постметафористы...

Так и не пополнив 217-м номером клон маленьких бродских ("...я с малых лет не умею стоять в строю..." 5, Башлачев делает решительный шаг в сторону рок-культуры, лишаясь работы (в газете "Коммунист"), карьеры, элементарной крыши над головой. Скоморох с гитарой, бродящий "меж двор" (как говорили в старину на Руси).

Почему?

Потому что в рок-культуре того времени он почувствовал жизнь. "Искру электричества".

"Загремим, засвистим, защелкаем!
Проберет до костей, до кончиков.
Эй, братва! Чуете печенками
Грозный смех русских колокольчиков?
...И в груди - искра электричества.
Шапки в снег - и рваните звонче-ка.
Рок-н-ролл - славное язычество.
Я люблю время колокольчиков". 6

На самом деле, объяснить, где есть жизнь, а где ее нет, не так-то просто. Например, сегодня, в 2001 году она явно присутствует в передаче Ивана Затевахина "Диалоги о животных". И отсутствует в журнале "Знамя". Я могу обосновать каждую из оценок, то есть написать специальную статью про "Диалоги..." - уже написал 7 - и специальную статью с обзором нескольких номеров журнала "Знамя". Но как только попробую их соединить, мне скажут: какое ты имеешь право сопоставлять разнородные явления? Где река, где дача?

Трудно объяснить. Легче спеть:

"И пусть разбит батюшка Царь-колокол -
Мы пришли с черными гитарами..."

Дар Божий как раз и заключается в том, чтобы не замечать стен, разгородивших человеческую жизнь на клетки-загоны.

Точность сашиного выбора подтверждается тем, как легко и естественно рок-движение 8 приняло череповецкого барда. Только успев появиться в московском и ленинградском рок-подполье, он становится важнейшей, может быть, даже центральной его фигурой, - если такие определения вообще применимы к неформальному сообществу. Во всяком случае, именно Башлачеву принадлежит гимн русского рока - "Время колокольчиков". Песня исключительно оптимистичная для 80-х годов (имеется в виду, конечно, искусство этого периода, а не продукция комсомольских ВИА).

Впрочем, гимн и не должен быть похож на похоронный марш.

Именно Башлачев нашел сильные и гордые слова, которыми наши "доморощенные битлы" могли на равных разговаривать с англосаксонскими корифеями.

"Уберите медные трубы!
Натяните струны стальные!
А не то сломаете зубы
Об широты наши смурные.
Искры самых искренних песен
Полетят как пепел на плесень.
Вы все между ложкой и ложью,
А мы все между волком и вошью". 9

Можно сказать, что русский рок примерно с 80-го года - с того момента, когда он перестает отождествлять себя с танцплощадкой, - ожидал такого человека, как Башлачев.

Следовало бы упомянуть еще одну социокультурную нишу, казалось бы, специально под него выкроенную. Традиционная авторская песня - русская поэзия под музыку, под ту же самую акустическую гитару. Именно так: "у русской поэзии появилось новое, параллельное русло. Его создали "поющие поэты"..." 10. Один из них - В.Высоцкий, которого Башлачев считал учителем и которому посвятил триптих "Слыша В.С.Высоцкого". К сожалению, серьезная история авторской песни до сих пор не написана, поэтому я не рискнул бы давать исчерпывающих объяснений: что именно не устроило в ней Башлачева. Обращаю внимания на хронологию. В 1983 году ни Высоцкого, ни Галича уже не было в живых. Реальная обстановка в недозапрещенных структурах Клуба Самодеятельной Песни (КСП) может быть реконструирована по репортажам в тогдашнем рок-самиздате: "выходили исполнители очень похожих друг на друга песен про природу, от которых остается один мутный образ: дождливый вечер..." 11.

Отношения с "вахтером".

Был ли он политическим певцом, "певцом протеста"?

Новейшая история, которую многие видели собственными глазами и ощущали на собственной шкуре, трансформируется самым причудливым и патологическим образом. Именно потому, что она новейшая, то есть из нее извлекается не только архивная память, но и не потерявший актуальности интерес.

Литературная тусовка так и не простила Башлачева - не потому, что злопамятна, а потому, что он, даже став историей, ломает установленные правила. Мешает играть в любимые пузыри 12. Мы уже упоминали журнал "Знамя". Вот что там напечатали о Башлачеве в 1992 году:

"Он появился у самых дверей первой свободы где-то в районе восемьдесят пятого, когда поэт уже обязан был чувствовать, что воздух начинает пахнуть иначе, что такой рывок из рабства не рифмуется с ситуацией, что так дико кричать, как он кричал, уже странно, поздно, почти неприлично... Это было похоже на смех без причины" .

Между прочим, статья называлась "Жизнь с кокаином". При чем тут кокаин и кто с ним "жил"? Оказывается, Башлачев - тот самый, который "специально был дан в почти уже вольный момент". У него имело место "наркотическое, кокаиновое опьянение свободой, волей и воздухом..."13.

Удручающе низкий уровень "искусствоведения с кокаином" был сразу же отмечен специалистами 14. Но для историка представляют интерес легкие передергивания. Во-первых, поэт Башлачев "появился где-то в районе" не 85-го, а 83-84-го. При Андропове отношение властей к рок-музыке резко меняется к худшему. Режим выходит из глухой обороны, репрессии затрагивают людей, не связанных с политикой. Летом 1983 года начинаются аресты рок-музыкантов. В марте 1984 прямо на сцене берут под стражу Жанну Агузарову за исполнение невиннейших песенок. Аудиторию большого Дома культуры тоже распихивают по "воронкам" 15.

И в это самое время Башлачев поет:

"Плюю в лицо слуге по имени народ.
Мне нравится БГ, а не наоборот" 16.

Песня 1983 года.

Ни при Черненко, ни в первые полтора года правления Горбачева никакими "почти уже вольными моментами" тоже не пахло. Осенью 85-го Александр Новиков получил 10 лет лагерей за то, что делал для рок-групп самодельные колонки и усилители. Летом следующего, 86-го года под лозунгом "борьбы с нетрудовыми доходами" крушили помидорные теплицы и выволакивали пассажиров из частных машин.

С точки зрения той эпохи творчество Башлачева представляло собой откровенный криминал. На темы политики он высказывался откровеннее, чем большинство соратников (чем вышеупомянутый БГ, Майк, Кинчев и др.) Но политическим автором в современном понимании все-таки не был. Самая "антисоветская" его песня - "Абсолютный вахтер" - созвучна эпохе, но не умещается в ее злободневность.

"Абсолютный вахтер - лишь стерильная схема,
Боевой механизм, постовое звено.
Хаос солнечных дней ночь приводит в систему
Под названием... да, впрочем, не все ли равно..." 17

"Этот город скользит и меняет названья...", "бал на все времена...", - снова и снова повторяет Башлачев после убийственно-точных примет времени и места. "Стерильная схема" не привязана к идеологии, династии и цвету флага.

Переводчики Господа

Когда мы занимаемся древностью, проблема источников сведена к минимуму, потому что к минимуму сведены сами источники. Чем ближе к современности, тем их больше - и тем труднее выделить те, которые действительно отвечают исследователю на поставленный вопрос. За неимением "точных" данных (очередного доклада команды Грефа по ахейской Греции) "античник" волей-неволей вынужден обращаться к произведениям искусства, черпая из эпической поэзии не только конкретную бытовую информацию (что ели, во что одевались), но и общие представления о социальных процессах, о морально-психологической обстановке, о системе ценностей. По отношению к новой и новейшей истории это не принято. Мол, через художественность мы впадаем в субъективизм. Между тем очень серьезные и совсем не склонные к субъективизму ученые отмечали как свидетельство закономерности русской революции 17 года то, что она была многократно и настойчиво предсказана в русской литературе. Социальный феномен мафии гораздо легче понять, проследив, как изменился за последние сто лет образ уголовного преступника в романах и кинофильмах...

Незавершенные процессы, - а именно с такими имеет дело новейшая история - трудно поддаются рациональному научному анализу. Как пишет К.Ю.Еськов, "наука вообще имеет дело лишь с неединичными, повторяющимися явлениями, вычленяя их общие закономерности и частные особенности" 18. Незавершенное уникально по определению.

При подобной методологической ущербности социологам и "новейшим" историкам стоило бы - в порядке гипотезы - отнестись внимательнее к пушкинской аналогии "поэт - пророк".

Вот соображения (прозаические) А.Башлачева на ту же тему из интервью 1986 года.

"Мировая душа...". Собеседник переспрашивает: "Господь"? - "Ну да... Он с нами говорит всякими разными приметами, все сообщает и ничего лишнего... Талант - способ перевода... Главное - чтобы пела душа... Ты не думай о том, как это - петь, заставь петь свою душу, и все. Как бы она ни спела, это окажется верным. Если она будет брать чистые ноты, и ты не будешь ей мешать. И я не придумываю форм, тут поиск-то нерациональный, рациональный обязательно приведет в тупик". 19 (выделено - И.С.)

В книге "Прекрасный дилетант..." автор этих строк пытался проследить, как эволюционировал герой авторской песни в 60-е - 80-е годы, в каком душевном состоянии он занялся перестройкой. 20 На мой взгляд, демократическое движение было заранее отпето на пленках магнитофонного самиздата.

Конечно, Башлачев, будучи способным "переводчиком" и не отвлекаясь в общении с Господом на всякую ерунду - вроде карьеры, - не мог не различить в ближайшей исторической перспективе "рывка к свободе" (см. то же "Время колокольчиков"). Но он слишком быстро, практически сразу же, разглядел (вернее, почувствовал) результат. "Зыбкую трясину", в которой свобода задохнется.

Коллеги могут упрекнуть меня в отступлении от исторического материализма. Мол, я задним числом привношу в сложные тексты собственные интерпретации - как астролог, который в одном и том же наборе обтекаемых слов обнаруживает биографию любого заказчика. Но в том-то и дело, что башлачевские слова - совершенно не обтекаемые. Они очень жестко ориентированы по "нити времени" и обстоятельствам места: "я увидел тебя, Россия" 21. При этом из песни в песню повторяется "лестница чувств" 22, закольцованная в трагическую предопределенность:

"А как ходил Ванюша бережком
вдоль синей речки!
А как водил Ванюша солнышко
на золотой уздечке!
Да захлебнулся. Пошла отрава.
Подняли тело. Снесли в канаву". 23

Для объяснения поэтических пророчеств не обязательно обращаться к мистике. Талантливый художник чуток. В обществе, то есть в окружающих людях, он подмечает такие особенности, которые не укладываются в исследовательские методики (например, в социологию с вопросами типа: "вы за свободу или за порядок?"), а зачастую и в "менталитет" самого аналитика, поскольку он - современник, то есть часть происходящего, и его сознание отторгает информацию, разрушительную для внутреннего мира. А.Д.Сахаров был великий ученый, но я полагаю, что ему очень-очень не хотелось бы знать, что на самом деле думают и чувствуют те, кого он в конце 80-х годов числил в единомышленниках.

Подчиняя рациональное сознание "душе" , поэт может преодолеть непреодолимый барьер.

"Засучи мне, Господи, рукава.
Подари мне посох на верный путь..." 24

Существуют и иные точки зрения на предназначение поэта. Александр Соколянский пишет: "Искусство вообще и литература в особенности почти двести лет всерьез занимались жизнеучительством, врачеванием душ человеческих, разгадкой великих тайн бытия, борьбой с мировым злом и тому подобными вещами... Но все когда-то должно кончиться и, похоже, на наших глазах заканчивается время завышенных творческих амбиций. От вершин, на которые мы вознеслись вместе с пушкинским "Пророком", от задачи "Глаголом жечь сердца людей" мы возвращаемся к естественным нормам художественной жизни". То есть к удовлетворению потребностей аудитории. К сфере обслуживания. Опираясь на авторитет Г.Державина, уважаемый оппонент сравнивает поэзию с лимонадом 25. Вообще-то такой метод цитирования открывает широкие перспективы. По фрагменту из песни "Новый год" Башлачева можно записать в сатанисты и дальше объявить: "Вот и я, вслед за замечательным русским поэтом, выбираю нечистую силу..." Но не это главное. Я готов согласиться с тем, что среди работников искусств очень много и таких, которые, не мучаясь "завышенными творческими амбициями", просто развлекают почтеннейшую публику. Ресторанные музыканты, сочинители 1001-й фэнтези "под Толкиена" etc. И рядом с ученым, ломающим голову над законами мироздания, кто-то просто окучивает тот малюсенький участок, на котором его испоместил директор НИИ. Однако ни науку, ни искусство в целом нельзя свести к облегченной модели ("естественным нормам", по А.Соколянскому). Они просто перестанут существовать. И дело не в каком-то моральном императиве, который каждый понимает в меру своей испорченности, а в специфике творческого труда. Как, например, составить учебник без обобщения, без системы? А без учебников нельзя подготовить не только узкого специалиста - грамотного старшеклассника. То же и в искусстве. Чтобы сотни работников околохудожественного конвейера могли "передирать" Битлз и "продолжать" Толкиена, Леннон и Толкиен должны пообщаться с Богом.

"Творческие амбиции" "завышены" по определению. По смыслу слова "творчество".26

"Случай в Сибири"

Одна из самых печальных тенденций нашей новейшей истории в 70 - 80-е годы - то, как оппозиция к правительству и государственной идеологии постепенно перерождалась в отчуждение от собственной страны. Неофициальные художники учились готовить комплексный обед из двух блюд: либо т.н. "стеб", либо черная безысходность, а неофициальные политики жаловались на "плохое" свое правительство "хорошим" чужим (владельцам ракет, нацеленных на наши города, на жен и детей самих жалобщиков). Этот процесс затронул как раз наиболее активную, "пассионарную" часть общества, именно тех, кто, по идее, должен был взять на себя ответственность за страну после увольнения на пенсию замшелых партийных догматиков. 27

Сейчас, спустя всего лишь полтора десятилетия, диву даешься: как умные люди, исследователи и аналитики, в упор не разглядели столь очевидной опасности? Не разглядели именно потому, что были вовлечены в события. 28

Едва ли не единственное исключение - Башлачев. Фатальное противоречие было сформулировано им с социологической (в лучшем смысле слова) точностью и публицистической резкостью, в общем для него не характерной.

Напомню: "Случай в Сибири" 29 строится как диалог.

"Хвалил он: - Ловко врезал ты по ихней красной дате.
И начал вкручивать болты про то, что я - предатель.
Я сел, белее чем снега. Я сразу онемел как мел.
Мне было стыдно, что я пел. За то, что он так понял.
Что смог дорисовать рога он на моей иконе.
- Как трудно нам - тебе и мне, -
Шептал он, - Жить в такой стране и при социализме.
Он истину топил в говне, за клизмой ставил клизму.
Тяжелым запахом дыша, меня кусала злая вша.
Чужая тыловая вша. Стучало сердце. Звон в ушах..."

Второй раз появляется это милое кровососущее насекомое. Помните, в каком контексте впервые? "Мы все между волком и вошью".

И вот что отвечает Башлачев:

"Зачем живешь? Не сладко жить. И колбаса плохая.
Но разве можно не любить?
Вот эту бабу не любить, когда она - такая?
Да разве ж можно не любить, да разве ж можно хаять?
Не говорил ему за строй - ведь сам я не в строю.
Да строй - не строй, ты только строй.
А не умеешь строить - пой. А не поешь - тогда не плюй.
Я - не герой. Ты - не слепой. Возьми страну свою". 30

Ошибся он в одном. Слеп и глух оказался не только конкретный собеседник. Слепы и глухи были Сашины друзья-современники, включая автора этих строк, который вовсе не склонен выделяться из коллектива. Слушатели совершенно не поняли этой песни. И даже несколько стеснялись ее, потому что она выглядела слишком уж "советской", чуть ли не охранительной. Не приличествовала поэту-диссиденту.

Увлеченные схваткой с огромным злым волком, мы так и не заметили, во что вырастала у нас на глазах маленькая скромная вошь.

Реальная трагедия Кассандры, - в том, что пророку не верят без всякого специального проклятия. Люди не хотят завтрашней правды. Она неизбежно перечеркивает логику их сегодняшнего существования. Срабатывает психологическая защита: несвоевременная правда вытесняется, о ней не спорят - просто стараются не замечать как нечто отвлеченное и неважное по сравнению с действительно серьезными проблемами, от которых зависит будущее страны и отдельно взятых личностей. Так происходит до тех пор, пока горизонт не окажется под ногами, будущее не станет настоящим, а "несерьезное" в одно мгновение обернется самым главным и... совершенно очевидным. Настолько очевидным, что нет никакого желания благодарить тех, кто вчера имел несчастье заглянуть за горизонт 31.

Лорд из Череповца

У Башлачева в песнях несколько раз (кажется, четыре раза) фигурируют матерные слова. "Головой кивает... из-под заплаты". Вообще-то в русском роке эта лексика и соответствующая ей тематика не занимали сколько-нибудь важного места. А с Сашей не возникало вообще никаких проблем (свидетельствую как постоянный организатор концертов). Если он выступал не в частной квартире, а в каком-нибудь учреждении, то легко заменял крамольное слово на "хвост" или "хрен". Видимо, не сочетание трех веселых букв было самым важным в его стихах. Возможность наконец-то произнести громко и отчетливо - перед полным залом! - то, за что воспитательница в детском саду ставила в угол, не наполняла сердце революционным энтузиазмом.

К тем, кому наполняла, Башлачев относился с иронией:

"Как славно выйти в чисто поле
И крикнуть там: ..... мать!
Мы кузнецы. Чего же боле?
Что можем мы еще сказать?" 32

Если считать главным достижением европейской демократии представление о независимой личности, то Александр Башлачев окажется не только самым русским (по духу и стилю), но и самым европейским из героев нашего рок-н-ролла.

Он очень четко различал второстепенное - и действительно важное.

В шумной компании где-нибудь на фестивале он выглядел тихим, даже робким. Не набивал себе цену. Кажется, ни с кем из коллег так всерьез и не поссорился, хотя в рок-движении хватало внутренних конфликтов. Не спорил из-за денег.

"В черных пятнах родимой злости
Грех обиженным дуракам.
А деньги - что ж, это те же гвозди,
И так же тянутся к нашим рукам" 33

Петь предпочитал там, где собралась симпатичная компания. Больших залов не любил - и не из снобизма (снобизма в нем как раз не было ни на ломаный цент), а потому что привык к подпольным интерьерам, и когда в последний год жизни ему открылись дворцы культуры, он не был уверен в собственных силах - в том, что сможет с акустической гитарой "раскачать" такие аудитории. Но если очень просили выступить, убеждали, что людям это нужно, соглашался хоть на всесоюзный фестиваль.

С другой стороны, когда что-то всерьез покушалось на его систему ценностей, на те правила, которые он для себя установил, Башлачев становился упрям и негибок.

"У меня есть все, что душе угодно,
Но это только то, что угодно душе..." 34

Не сказал бы, что это радовало окружающих. Например, он самым злостным образом саботировал пропаганду русского рока средствами кинематографа. Вдруг отказывался от продолжения работы в фильме, уже наполовину снятом. И даже не мог толком объяснить, почему. Точнее, мы не могли толком понять. Что, наметились какие-то идейно вредные поползновения? - Нет. - Против независимого рока? - Нет. - Требуют что-то менять в песнях? - Нет. Пройдет совсем немного времени - и с "русским рок-кинематографом" все станет ясно. В лучшем случае его можно будет воспринимать как злую издевку ("Асса", где действие перенесено в ресторан, а главным рок-героем назначен тусовщик).

На том уровне, на котором работал Башлачев, не возникало темы для соавторства с кинематографом. "Мы на языке одном о разном говорили".

Его старший друг Гребенщиков - математик по образованию, в подобной ситуации начинал считать, сопоставляя выгоды с издержками: конечно, у режиссера А.Учителя его "Рок" получится ... да еще с таким сценарием... (не буду формулировать за Гребенщикова, с эстетикой и интеллектом у него все в порядке). Зато оператор отличный. Есть возможность отснять концерт так, как в Англии не отснимешь. И т.д.

Может быть, в каждой конкретной калькуляции БГ оказывался в выигрыше, а Башлачев со своей упрямой принципиальностью - не прав (в конце концов, от его выступлений не осталось ни одной грамотной видеозаписи). Но жизнь - не задачник по математике, где каждая задача - сама по себе, под своим собственным номером. Калькуляции быстро складывались в судьбу, в новый образ русского рока.

"Кто там - ангелы или призраки?
Мы берем еду из любой руки..." 35.

От противного

Обсуждение причин его добровольного ухода из жизни, скорее всего, упрется в наукообразную болтовню о "суицидальных тенденциях", якобы присущих самой природе рок-искусства. Доморощенный недофрейдизм - своеобразное продолжение "Барбароссы рок-н-ролла", публиковавшейся 20 лет назад в "Комсомольской правде" и "Нашем современнике". В реальности имели место медицинские проблемы. Не у жанра, конечно, а у конкретного человека, и образ жизни бродячего скомороха ("я устал кочевать от Москвы до самых дальних окраин...") не способствовал их разрешению. Но личные дела, которые люди обсуждают с родственниками и врачами, - не для ток-шоу в широкой аудитории. Я согласен с Гребенщиковым в том, что подглядывание в замочную скважину "ничего к песням не добавляет, это убавляет" 36, поскольку вытесняет и подменяет суть.

В связи с самоубийством В.Маяковского литературные детективы разобрали по ниточкам его отношения с женщинами, друзьями, завистниками... Но предположим, все противоречия были бы распутаны вовремя. И в 1930 году выстрел не прозвучал.

Вы представляете себе Маяковского в 1937-м?

Даже если бы его оставили в живых (что маловероятно), это был бы уже не тот поэт, которого мы знаем, а совсем другой человек.

Поэт Маяковский ушел вместе со своей эпохой.

Не хотелось бы, чтобы эти размышления воспринимались в духе вульгарной социологии. Речь не о политике - о личности, которая, по М.Л.Гаспарову, есть "точка пересечения общественных отношений" 37.

Как вы представляете себе Башлачева в новую эпоху - в ту самую, когда "раскрепостился национальный дух, появилась свобода мысли, а значит, и творчества..." 38?

Что он должен делать? "Свободно и раскрепощенно" исполнять "Ванюшу" по ночным кабакам?

- Ну, зачем крайности? - возразит кто-нибудь из читателей (хотя никакая это не крайность, а обычная "творческая жизнь" известнейших наших рок-музыкантов), - Есть ведь и другие пути. Разве у него не было друзей, которые чего-то добились в "новой России" - и не через кабак?

Верно. Кое-кто из его старых друзей сделал неплохую карьеру. Например, телевизионный деятель, процветающий хоть при Киселеве, хоть при Йордане. Наверное, мог бы оказать по старой памяти протекцию. Пристроить к рекламе "не тормози - памперсни" или даже к серьезной передаче - изображать перед народом его "глас".

Между прочим, у Башлачева имеется готовая музыкальная заставка:

"Я приглашаю вас к барьеру -
Своих испытанных врагов -
За убеждения и веру
Плеваться с десяти шагов" 39.

Был еще собрат по поэтическому ремеслу, которому Башлачев когда-то посвятил одну из лучших своих песен. В разгар очередной избирательной кампании на выходе из метро мне суют в руки агитационную газету, из тех, после которых хочется помыть руки дез-раствором. В списке редколлегии я с ужасом читаю знакомую фамилию...

Наверное, и Башлачева могли бы подключить к предвыборному "пи-ару". Платили за него от души. Не меньше, чем в Останкино.

Но мне кажется, он не для того увольнялся из газеты "Коммунист", чтобы 15 лет спустя в нее же и вернуться 40.

Добавим варианты маргинальные.

Спуститься в "андерграунд", где самовыражаются фашизоиды, поставляющие газете "Завтра" новости "русского рок-сопротивления"? Цитирую Башлачева: "Почему я, русский человек, терпеть не могу славянофилов? Потому что любое фильство предполагает какую-то фобию"41.

Спиться? Он и в молодые годы был не слишком к этому привержен.

Жить на проценты от уже не существующей культуры, сочинять мемуары и некрологи - пенсионер в 40 лет, как автор этих строк?

У Солженицына в "России в обвале" выделено слово "зачем": "Зачем мы еще
живы?" 42 Тот же вопрос был очень важен для Башлачева. "Люди не отвечают себе на вопрос "зачем", просто бегут от этого вопроса. Потому что стоит только поставить вопрос - "зачем?" - и все" 43.

К сожалению, ни один из предложенных вариантов "биографии в сослагательном наклонении" не дает ответа на вопрос "зачем".

Последняя редакция "Колокольчиков"

Независимо от того, здоров он был или болен, черту под "Временем колокольчиков" (им же провозглашенным) он подвел собственной твердой рукой.

На последнем концерте 29 января 1988 года исполнил свою классическую композицию в следующей редакции: без слов "рок-н-ролл" и "я люблю"44.

Настолько был велик дар, ему отпущенный, что даже смерть его - не медленное угасание, а "знак кровоточия" между строк - электрошоком вернула к жизни (хотя бы на время) то, что он сам же приговорил.

В ноябре 1988 года Мемориал Башлачева последний раз собрал вместе в Лужниках почти всех: ДДТ, КИНО, АЛИСА, Макаревич, Градский, Рыженко, ЗООПАРК, КАЛИНОВ МОСТ, НАТЕ, Наумов... Это была достойная кода русского рок-н-ролла 45. Собственно, движение в конце 80-х заканчивается.

"Хорошие парни, но с ними не по пути.
Нет смысла идти, если главное - не упасть..." 46

Остались отдельные "хорошие парни" с гитарами. По логике вещей, они должны были тихо раствориться в "попсне" - и уже помаленьку растворялись. Но вдруг - вспомнили о действительно естественном предназначении художника. Один из самых труднообъяснимых феноменов русского рока - посмертное продолжение его истории в песнях, написанных Гребенщиковым, Шевчуком, Кинчевым под воздействием творчества и личности Александра Башлачева.

Его влияние на нео-АКВАРИУМ (1991 - 1996) - с радикальным изменением музыкальной стилистики и лексики советской рок-группы # 1 - показано в книге "Прекрасный дилетант...", да и самим Гребенщиковым признается: "Башлачев после смерти переложил ответственность: "А теперь ты" 47. Имеющий уши да услышит тот же мотив в альбоме АЛИСЫ "Шабаш" (47). Прямой наследницей Башлачева была Яна Дягилева (Янка) - последнее самостоятельное явление рок-культуры на российской земле 48.

Последовательность можно было бы, конечно, и продолжить. Похожая на Янку Земфира изначально не лишена дарования (актерского и даже поэтического) - чем не наследница второй очереди? К сожалению, она слишком рано переориентировалась с искусства на "шоу-бизнес", поэтому сказать о ней больше нечего.

Лучше вовремя поставить точку.

История совершилась. Мы ничего не в силах изменить и поправить, даже самые очевидные позорные ошибки. Но можем по крайней мере не усугублять вчерашней глупости сегодняшним враньем.

Не путать Божий дар с яичницей из тухлых яиц.

"Приоткрой окно мне, мальчик равнодушный.
Мы снежок припомним там, где будет душно.
Вспомним зиму нашу, белые кафтаны...
Вслед крестами машут сонные курганы" 49.

0

9

На вечере памяти Башлачева споют Агузарова и Рада
23 февраля в Москве в Центральном доме работников искусств (ЦДРИ) состоится вечер памяти поэта и музыканта Александра Башлачева.

Концерт, приуроченный к 20-летию со дня смерти рок-барда, организован бывшим участником группы "Звуки Му" Александром Липницким, руководством ЦДРИ и группой московских поэтов во главе с Александром Строевым.

"Вопрос памяти вообще очень важен для общества, которое претендует на то, чтобы называться современным и культурным. Чтобы не одичать, нам необходимо в этом обществе следить за историей, за датами, за цифрами. И 20 лет со дня смерти нашего выдающего современника Александра Башлачева - просто необходимая дата для того, чтобы ее отметить", - заявил в интервью агентству Липницкий.

В вечере памяти примут участие соратники СашБаша по рок-движению 80-х годов: Жанна Агузарова, Сергей Рыженко, Герман Виноградов, группы "Оптимальный вариант" и "Отзвуки Му" (музыканты классического состава "Звуков Му" без Петра Мамонова), а также молодые рок-музыканты: Юлия Теуникова, Рада Анчевская, группы "Каникулы Гегеля", "Общежитие" и другие. В качестве гостей вечера приглашены легендарный питерский звукорежиссер Андрей Тропилло, группа "Последние танки в Париже" и рок-бард Владимир Аникин.

В программе также ожидаются выступления московских поэтов и показ документального фильма о жизни и творчестве Башлачева "От винта!", снятого в 2004 году режиссером Ларисой Кулагиной по сценарию Александра Липницкого.

Александр Башлачев погиб 17 февраля 1988 года в возрасте 27 лет, выпав из окна девятого этажа.

0

10

вот так вот... а 17 февраля в котельной Камчатка состоялся вечер памяти Александра Николаевича, принимали участие Леонид Фёдоров, "Ч. Ч.", "Ворон Кутха", "Одинокий Лётчик", Н. Вдовиченко. наверное, было круто. кто не видел - сам дурак )

+1


Вы здесь » Безъядерная зона » Интервью » Итак, все виды публикаций!